Юлия Владимировна Муссолини: для ЮВТ выборы 2019 – последнии шанс сказать свое слово в политике

Источник:  vlasti.net  /  12:02, 20 Июня 2018

Если не обращать внимания на различие в языке, Тимошенко живет в том же самом мире, что и Владимир Путин. «Новыи курс» Юлии Тимошенко, предложенныи 15 июня, – это не план избавления от клептократии, а план ее консолидации с помощью хорошо забытых коллективистских институтов, заимствованных из репертуара итальянского фашизма

Клептократия, превратившая Украину в самую коррумпированную и экономически несвободную страну Европы, заслуживает судного дня.

Увы, »Новыи? курс» Юлии Тимошенко, предложенныи? 15 июня, – это не план избавления от клептократии, а план ее консолидации с помощью хорошо забытых коллективистских институтов, заимствованных из репертуара итальянского фашизма.

Вместо свободы, экономического роста, развития самыи? стильныи? демагог Украины предлагает избирателям «равновесие, мудрость и синергию». Что ж, по краи?неи? мере, честно.

Пятничныи? форум подтвердил репутацию «Батькивщины» как самои? электорально боеспособнои? оппозиционнои? силы.

Презентация «Нового курса» прошла на высоком техническом уровне – в большом зале, заполненном до отказа, со слаи?дами и роликами, которые должны были подтвердить способность партии собирать и развлекать большие массы народа.

Тимошенко продемонстрировала отличную физическую форму. Я не знаю в Украине ни одного другого политика, которыи? на протяжении двух с половинои? часов с такои? непринужденностью удерживал бы зал от соскальзывания в предполуденную дремоту.

Другое преимущество, предъявленное украинскои? публике, – на Тимошенко работают спичраи?теры, свободно владеющие поиском в Википедии и не теряющиеся на саи?те Amazon.

Кому-то это покажется насмешкои?, но тот, кто знает реальную – плачевную – ситуацию с человеческим капиталом в украинскои? политике, понимает, что это скорее комплимент.

Шоу удалось на славу. Настолько, что даже противники «Юли», присутствовавшие в зале, были ошеломлены потоками умных слов и ошеломленно выдавливали из себя «что-то в этом есть».

Добавьте к этому, что для ЮВТ выборы 2019 года – последнии? шанс сказать свое слово в политике. Вспомните о ее умении собираться во время решающих событии?. И вы получите рецепт сильнеи?шеи? психическои? атаки на политикум, которая должна была повергнуть большинство конкурентов Тимошенко в состояние тяжелои? депрессии.

В отличие от интеллектуалов, слегка ошалевших от обрушившихся на них «смыслов», я имел возможность прослушать речь Тимошенко в хорошо проветриваемом помещении, где не работает актерская магия самого мощного политического животного (в смысле zoon politicon) Украины.

Мой вывод – это очень сильная попытка перетянуть на свою сторону новые аудитории, несмотря на бессодержательность, а местами и плохо скрываемую реакционность «Нового курса».

Гречка для креаклов

Традиционный электорат Тимошенко – жители села и небольших городов, с доходами ниже среднего. Вопрос о власти решается в больших городах и столице.

Разделяю мнение тех, кто считает «Новый курс» попыткой Тимошенко вторгнуться на территорию либералов и демократов. Отсюда бесчисленные ссылки и цитаты на авторитеты, признанные в хорошем обществе, – от Руссо до Роулза и от Конфуция до «Римского клуба» (в котором состоял близкий сердцу нашей интеллигенции Богдан Гаврилишин).

Неважно, что все эти потоки цитат принадлежат мыслителям, которых Тимошенко, скорее всего, не читала (одного из авторов книжки «Почему нации приходят в упадок» Дарона Аджемоглу она ласково назвала просто Дароном, очевидно, спутав имя и фамилию, автор «Демократии в Америке», француз АлексИс де Токвиль превратился у нее в АлЕксиса).

Неважно и то, что пропагандистские образцы, к которым апеллирует Тимошенко, – не первой свежести.

Достаточно заметить, что «Новый курс» Франклина Делано Рузвельта вовсе не вывел США из Великой Депрессии – как полагали последние поколения советских людей, знавших ФДР по сериалу «Освобождение», и продолжают полагать спичрайтеры ЮВТ.

Современные экономисты (погуглите Lee Ohanian, прочитайте The Forgotten Man Эмити Шлаес) хорошо знают, что своими законами, подсмотренными у Муссолини, ФДР не ускорил, а отсрочил выход Америки из глубокого экономического кризиса.

Вся эта интеллектуальная мишура играет, на самом деле, важную конструктивную роль в попытке Тимошенко обновиться. И вот как это работает.

Со времен Аристотеля известно, что любая хорошая речь состоит из трех компонентов. Этос – говорящий должен внушить доверие к себе; Пафос нужен, чтобы эмоционально ангажировать слушателя; Логос – представить убедительные аргументы.

Часть, адресованная «креативному классу» («креаклам»), решала прежде всего проблему Этоса.

Тимошенко сказала много горьких слов о разграблении страны политической элитой на протяжении последних 27 лет. Проблема Тимошенко в том, что она – одна из самых ярких ее представителей.

И тут на подмогу приходят классики в обнимку с современниками. Прячась за их шеренгой, Тимошенко как бы говорит «креаклам»: смотрите, сколько умных людей стоит на моей стороне, только сумасшедший рискнет выйти против такой сборной.

Выдвинув идею нового общественного договора, который будет обсуждаться «лучшими интеллектуалами», она избавила себя от необходимости объясняться насчет своего участия в растаскивании Украины – то в компании Павла Лазаренко, то в ситуативных договорняках с Игорем Коломойским и другими фигурантами списка Forbes.

Призыв к интеллектуалам принять участие в разработке новой Конституции я расцениваю как аналог интеллектуальной гречки.

Место на корабле победителя найдется всем, главное – вовремя присоединиться: «Не спрашивайте меня, что я сделала для страны, спросите – что я могу сделать для вас».

Скрепы на блокчейне

«Сделаем Украину самой передовой страной мира» – лейтмотив пафосной части выступления Тимошенко. Пафос апеллирует к эмоциям, и она использует образы, отлично работающие на постсоциалистическом пространстве униженных и оскорбленных:

«Порядки і правила, які панують навіть у розвинених країнах, нівечать душімільярдів людей насиллям, несправедливістю, нелюбов’ю. Світ, на жаль, але треба це визнати, побудований за принципів соціального дарвінізму – виживає сильніший, навіть якщо для цього потрібно переступити через червоні лінії та розтоптати навколо себе все».

Если не обращать внимания на различие в языке, Тимошенко живет в том же самом мире, что и Владимир Путин. Вот как Путин описывал положение России в мире после бесланской трагедии в сентябре 2004 года:

«Мы не проявили понимания сложности и опасности процессов, происходящих в своей собственной стране и в мире… Во всяком случае, не смогли на них адекватно среагировать. Проявили слабость. А слабых бьют. Одни хотят оторвать от нас кусок «пожирнее», другие – им помогают».

А вот как в июне 2018 года описывает положение Украины Тимошенко:

«Зовнішне управління… здійснює в інтересах глобальної фінансової олігархії певні кроки та підштовхує Україну під свої необмежені апетити. І це природньо. Тому що в глобальному світі ніхто не створює ні для кого відкритих зелених доріг.

Якщо бачать у глобальному світі слабку знекровлену країну, яка не може управити собою, завжді знаходяться ті, хто дивиться на Україну як на свою власність. Це природній процес здобутку вигоди».

В этом мире Сорос – куда более опасный и жестокий враг, чем Путин.

Не буду лишний раз останавливаться на том прискорбном факте, что отечественные клептократы и олигархи «вынули» из Украины с помощью той же Юлии Владимировны столько, сколько никакому Соросу не снилось (даже если ему каким-то способом удастся «подтолкнуть Украину под свои неограниченные аппетиты»).

Можно по-разному относиться к основателю «Открытого общества», но участие в антисоросовском интернационале – честная заявка на взаимопонимание с кремлевскими чекистами.

Образ Украины в кольце врагов перебрасывает мостик к тимошенковскому Логосу. В мире кризис, констатирует она, представительная демократия больше не отвечает запросам современного общества. Лидер «Батькивщины» предлагает свое лекарство в виде новых институтов.

Она много говорит о прямой демократии, но прямая демократия по-тимошенковски – это упрощенная система подачи челобитных, а не решение ключевых вопросов развития страны самими избирателями.

В этом смысле все заклинания про прямую демократию – такая же косметика, как и блокчейн. Их задача – замаскировать главную идею Тимошенко: превращение Украины в корпоративное государство.

Судя по сайту «Батькивщины», больше всего там гордятся озвученной Тимошенко идеей Национальной Ассамблеи (это одна из четырех новостей, которые новостники БЮТ выудили из речи своего лидера).

В представлении Тимошенко НА – это квази-сенат, или коллективный арбитр, который будет исправлять ошибки других ветвей власти.

Куда интереснее, как эта Ассамблея будет сформирована. Тимошенко предлагает «на конституционном уровне» создать 21 Ассоциацию, каждая из которых объединит всех, кто работает в той или иной предметной сфере:

«Ми пропонуємо зробити вперше в історії України всеукраїнські асоціації, які поділити за профилями, наприклад: всі, хто займаються полегшенням підприємництва, – Всеукраїнська асоціація з питань сприяння підприємництву.

Всі, хто переймаються питаннями права і правозахисту, – вони входять у ці громадські організації, академичні заклади, вищі навчальні заклади, профспілки, роботодавці, фабрики думок, – входять в Асоціацію правозахисту і права».

Руководители ассоциаций составят треть Национальной Ассамблеи. Остальные две трети, или 42 места, – «интеллектуальные и моральные авторитеты», выбрать которых Тимошенко предлагает одновременно с принятием новой Конституции.

Тут в логическую часть снова вклинился Этос. Тимошенко заслоняет себя от критики портретами мертвых, которые не могут ей ответить: «Я думаю про таких людей, як Любомир Гузар, як Євген Сверстюк, як Мирослав Попович».

Если отвлечься от этической стороны вопроса, ближе всего модель НА напоминает Палату фасций и корпораций, созданную в 1936 году на месте нижней палаты парламента в фашистской Италии. Вот как описывает этот орган Encyclopedia Britannica:

«Палата состояла из 823 членов, 66 из которых представляли фашистскую партию, а остальные – конфедерации работодателей и работников, объединенные в 22 (!!) корпорации. С созданием этого органа легальная структура корпоративного государства была объявлена окончательно завершенной».

Ближайшая по времени и географии попытка создать квазипарламентский орган по правилам корпоративного государства – это Общественная палата, созданная в 2004 году в путинской России.

В стране, где не работают базовые институты, создание очередной структуры, которая будет следить за коррумпированными политиками и бюрократами, – это не решение проблем, а увеличение их количества как минимум еще на одну.

Но какое это имеет значение для политического лидера в стране, где политика – это создание проблем для граждан на собранные у них налоги?

Тем более что цель благородна: «Подарувати світу нові правила співжиття людства, які зроблять світ ближчим до Бога, а людину – по-справжньому щасливою».

Аминь.

Владимир Федорин, специально для УП

Наверх