Они называют это "экспортом"

Источник:  sprotyv.info  /  11:33, 25 Июня 2020

РФ продает украденный на Донбассе уголь, чтобы финансировать войну

Несмотря на крах рынков, поезда до сих пор возят запрещенный украинский уголь с оккупированных территорий в Россию, а оттуда — иностранным покупателям. В какой-то момент на этой неделе линия ржавых вагонов подтянут к угольной шахте на Востоке Украины, чтобы загрузить черным топливом, которое помогает поддерживать оккупированные Кремлем территории уже шесть лет, пишет в редакционной статье Washington Post, перевод которой опубликовал «УНИАН».

Это редкий вид угля. Блестящий, похожий на металл камень называют антрацит. Он сгорает относительно чисто и стоит довольно дорого даже во времена экономической нестабильности, -.

Легально этот украинский антрацит нельзя продать за границей. Поэтому его грузят в вагоны и везут в Россию, где уголь загадочно исчезает.

Издание пишет, что уголь вывозит целая сеть российских компаний, о чем говорят документы Министерства финансов США. Они часто просто перепродают украинский угля иностранным покупателям, которые даже не подозревают, что получают незаконный товар из зоны боевых действий. Но в последнее время, когда цены на энергоносители обвалились из-за пандемии коронавируса, даже такой уголь привлекает не многих клиентов. И это потенциально катастрофические новости для российских оккупантов на Востоке Украины.

Хоть незаконная торговля продолжается, на протяжении последних месяцев через украинско-российскую границу перевозили значительно меньше угля. А рыночная цена антрацита еще больше обваливается. На Востоке Украины такие изменения привели к задержкам зарплат для местных шахтеров, сокращению доходов главарей так называемых «республик» и росту нестабильности в регионе, который стал одной из ключевых причин ухудшения отношений между США и Россией.

«Это экспортный канал, который по определению контрабанда краденых товаров из одной страны в другую», — сказал аналитик Брайан Милаковский, который специализируется на экономике восточных украинских областей.

«Теперь деньги, которые осели бы в карманах людей в «республиках», просто не поступают. И это создает социальную напряженность. А COVID-19 лишь обостряет это», — добавил он.

Обвал ставит под угрозу источник доходов, который помогал компенсировать огромные суммы: от миллиарда до трех миллиардов долларов в год, которые Москва тратила на поддержку самопровозглашенных «республик» в Донецке и Луганске. Издание напоминает, что на оккупированной части Донбасса много продуктивных частных угольных и железорудных шахт, которые были захвачены боевиками в 2017 году. С того времени бесконечные линии железнодорожных вагонов вывезли миллионы тонн украинского антрацита и стали в Россию в рамках того, что украинские и американские чиновники называют теневой игрой, которая превращает нелегальную контрабанду в твердую валюту.

Еще недавно один бизнесмен возглавлял весь процесс. Миллиардер Сергей Курченко и его небольшая сеть компаний контролировала основную часть потока угля в Россию с Востока Украины. Эта же сеть продавала обычный российский уголь клиентам по всему миру наряду с антрацитом с украинской территории, о чем свидетельствуют данные чиновников и следователей из Европы и США. Российские СМИ писали, что Курченко недавно потерял монополию на импорт украинского угля. Это утверждение подтверждалось официальными торговыми документами. Но компании, связанные с сетью Курченко, продолжали возить тонны украинского антрацита в Россию еще в начале апреля. Это подтверждают таможенные записи, которые оказались в руках вашингтонской группы C4ADS, которая занимается анализом незаконной торговли в зонах боевых действий.

34-летний Курченко — давний друг семьи бывшего президента Украины Виктора Януковича, чей режим был свергнут в ходе массовых протестов в 2014 году. С того времени Янукович скрывается в России. Курченко тоже живет в РФ. Украинская власть обвинила его в уклонении от уплаты налогов и ряда других преступлений, связанных с его энергетическими компаниями, которые попали в «черный список» санкций США. Издание пишет, что попытки связаться с Курченко через две российские компании не дали результата. В 2014 году он опубликовал заявление через одну из своих фирм, отрицая все обвинения и настаивая, что он «честный бизнесмен». С того времени Курченко не дает интервью и редко высказывается публично. Читайте также American Interest: России грозит голод из-за коронавируса

«Он залег на дно в Москве, потому что в Украине его разыскивают. Но, как мы видим из торговых данных, он точно не прекратил свой бизнес», — сказал старший аналитик C4ADS Джек Марголин.

До 2014 года на Донбасс приходилось 10% ВВП Украины в основном из-за продажи угля и металла. Две частные компании владели почти всеми шахтами в регионе, которые продолжали работать даже после начала войны в регионе. Затем в 2017 году после того, как правительство в Киеве ввело экономическую блокаду оккупированных территорий, лидеры боевиков захватили шахты и сталелитейные заводы. Но международные энергетические трейдеры отказались покупать антрацит, который юридически стал ворованной собственностью. С того времени, оккупированная часть Донбасса стала остро зависимой от России, которая тратила миллиарды долларов, чтобы просто поддерживать на плаву элементарные вещи», — сказал изданию шведский экономист и эксперт Андерс Аслунд.

«Это экономическая адская дыра. Действительно ужасное место. Большие заводы просто стоят», — сказал он.

Сначала Москва обязалась обеспечивать боевикам доступ к рынкам и субсидиям. Европейские покупатели не хотели покупать ворованный уголь из Донбасса. Но большинство хотело торговать с Россией, глобальным энергетическим экспортером различных видов топлива. Поэтому с помощью железнодорожных вагонов и корпоративной ловкости рук уголь из Донбасса стал российским углем.

«Они называют это экспортом. Но на самом деле это отмывание», — сказал Милаковский.

Московская торговля с ее марионетками на Донбассе происходит относительно тихо, но никто ее не скрывает. Импорт угля и стали с украинского региона документируется российской таможней и судебными реестрами. Большинство поездов заезжают в Россию через небольшой пограничный пункт «Успенская». Спутниковые снимки Google Earth регулярно фиксируют длинные линии вагонов с углем на этой станции. Отсюда они едут в Ростов-на-Дону, портовый город, который служит главным транспортным узлом южной России.

С 2016 года не менее 3,5 миллионов тонн угля из Донбасса были вывезены в Россию, о чем свидетельствуют данные российской таможни, которые оказались в руках аналитиков C4ADS. За это же время поезда перевезли в РФ более 360 тысяч тонн стали и металлопроката. Украинские чиновники из угольной промышленности говорят, что реальные объемы значительно выше. А по состоянию на начало 2019 года в Россию было вывезено по меньшей мере 6 миллионов тонн антрацита. В российских приграничных документах указано, что почти треть всей контрабанды угля связана с компаниями Курченко. В 2018 году российские СМИ сообщили, что одна из них под названием «Газ-Альянс» получила эксклюзивный контроль над всем экспортом угля из Украины.

Существует мало доступных данных, которые бы могли рассказать, что происходит с углем после того, как он попадает в Россию. Украинская компания «ДТЭК», чьи шахты теперь под контролем оккупантов, указывает в корпоративных документах, что около половины объемов маркируют как российский уголь и транспортируют по железной дороге или кораблями в Черном и Средиземном морях на рынки Азии и Европы. Поскольку химический состав угля отличается в разных регионах, специалисты «ДТЭК» смогли доказать, что часть российского угля на самом деле происходит с шахт украинской компании на Донбассе. Washington Post получил документы «ДТЭК», в которых указывается, что украденный украинский уголь попадает в 20 стран мира. Больше всего его покупают Турция, Румыния, Бельгия и Польша. Некоторые пограничные записи открыто указывают европейские компании как окончательных получателей украинского угля через Россию.

Однако, в последнее время спрос на уголь обвалился не зависимо от того, откуда он происходит. Постепенное сокращение цен началось еще в прошлом году и ускорилось с распространением коронавируса. В ноябре российское издание РБК сообщило о конфликте между главарями боевиков на Донбассе и компаниями Курченко из-за сокращения закупок угля на местных шахтах. Вместо обещанных 400 тонн в месяц российские поезда вывозят четверть от этого объема. В результате компании Курченко потеряли эксклюзивный доступ к краденному украинскому углю и задолжали сотни миллионов долларов так называемым «республикам».

Обвал доходов быстро перерос в недовольство на оккупированных территориях, которые, по словам экспертов, и без того страдали от хронически низких зарплат и ухудшения условий. Местные шахтеры с 2017 года начали жаловаться на отсутствие ремонтов и обновления оборудования. Их семьи в социальных сетях начали жаловаться на сокращение и задержку зарплат, на что указывают данные исследования Forensic Research Lab. Один из анонимных шахтеров сфотографировал свою месячную зарплату, которая составляет примерно 80 долларам. Это вдвое меньше минимальной зарплаты в Украине.

«Такие жалобы часто встречаются среди шахтерских групп Донбасса», — говорится в отчете Forensic Research Lab.

В начале мая в Зоринске в Луганской области из-за забастовки была закрыта шахта. Местные работники жаловались в Telegram, что им уже несколько месяцев ничего не платят. Шахтеры прекратили забастовку на шестой день, когда им пообещали, что все выплаты будут проведены. Но до конца мая деньги так и не поступили. Также Washington Post пишет о том, что в городе Антрацит 100 шахтеров закрылись в шахте по тем же причинам.

Не известно, как такие акции неповиновения повлияют на войну, которая продолжается на Донбассе. Аналитики считают, что Кремль вряд ли что-то сделает, чтобы поддержать оккупированные территории во времена, когда российская экономика обваливается под давлением глобальной пандемии и падения цен на нефть после короткой «нефтяной войны» с Саудовской Аравией. К тому же, влиятельные российские угольные бароны еще до обвала на рынках выступали против контрабанды антрацита с Донбасса.

«Всегда было понятно, что россияне не хотят, чтобы Донбасс стал дешевым конкурентом России», — сказал бывший чиновник ОБСЕ Николас фон Твикель.

По его мнению, если работники оккупированных территорий не смогут найти себе работу на шахтах и металлургических заводах, некоторые из них могут решить, что присоединение к российским боевикам — это лучшая альтернатива заработать на жизнь.

Наверх