Представитель ВОЗ: иммунитет пока не распознает коронавирус

Источник:  charter97.org  /  12:01, 17 Марта 2020

Что медики знают об инфекции COVID-19?

Доктор Мелита Вуйнович, представитель Всемирной организации здравоохранения в России, рассказала Forbes Life о том, что медики знают об инфекции COVID-19, что по-прежнему остается загадкой.

- Чем коронавирус принципиально отличается от гриппа, вспышки которого происходят каждый раз в межсезонье?

- Прежде всего, это другой вирус. Вирусы гриппа — это отдельное большое семейство. Коронавирусы же больше распространены у животных, но люди тоже могут ими заразиться — например, обычная простуда может вызываться коронавирусом. При этом против коронавирусов никогда не разрабатывали вакцин. Почему? Потому что ранее они либо не вызывали у людей серьезных болезней с осложнениями, либо (в случаях SARS и MERS, о которых ниже) их распространение не принимало таких масштабов. А от гриппа есть вакцины, потому что к нему стали относиться серьезно после «испанки», которой в 1918-1919 году заразилась почти треть населения планеты. Тогда у людей после Первой мировой войны был понижен иммунитет и еще не существовало антибиотиков, которые не помогают от вирусов, но убивают бактерии, вызывающие потенциально смертельные осложнения.

Новый коронавирус специфичен, потому что это третий за 20 лет случай, когда вирус из этого семейства распространяется между людьми и вызывает серьезное заболевание. Первой была атипичная пневмония SARS-CoV, вспышка которой произошла в 2003 году, вторым — ближневосточный респираторный синдром (MERS) в 2006 году. Последним люди заразились от верблюдов. Оба этих заболевания распространяются между людьми не так быстро, как коронавирус, хотя уровень смертности от них выше — например для MERS он составляет около 10%.

И вот теперь у нас есть новый опасный коронавирус, SARS-CoV-2, вызывающий болезнь COVID-19. От него смертность не так высока, как от предшественников: в районе 3-4% (для сравнения, у сезонного гриппа — около 1%). Но зато он быстро распространяется, потому что наша иммунная система не «умеет» ему сопротивляться. Поэтому он грозит вызывать более массовую эпидемию. И мы пока мало о нем знаем, потому что впервые наблюдаем его распространение у людей. Сейчас ученые всего мира наблюдают за эпидемией COVID-19 и изучают ее.

- Правда ли, что новый коронавирус чаще убивает пожилых людей? Если да, то почему?

- Да, сейчас в мире уже свыше 100 000 зарегистрированных случаев заражения новым коронавирусом, и мы видим, что чем старше человек, тем больше для него угроза умереть. Это хорошо видно в Италии, где доля населения в возрасте 60-80 лет высока. Также риск увеличивает наличие у человека других серьезных заболеваний — например, сердечно-сосудистых и диабета.

Почему так, мы пока точно не знаем. Есть предположение, что иммунная система таких людей просто слабее, и не может противостоять вирусу. Но как именно вирус убивает, пока точно не известно. Ясно, что это пневмония, но глубинные механизмы сейчас еще только исследуются. 80% заразившихся, особенно дети, переживают болезнь в легкой форме, как обычную простуду, и распространяют ее, потому что не знают, что это коронавирус. 15% заболевают серьезно и нуждаются в госпитализации. И только у 5% болезнь протекает в тяжелой форме. Они попадают в реанимацию либо практически сразу, либо через 5-7 дней. Им нужна искусственная вентиляция легких и так далее. И это преимущественно пожилые люди или пациенты с хроническими заболеваниями.

- Вокруг нового коронавируса ходят слухи, например, о том, что это биологическое оружие, вырвавшееся из-под контроля. Как вы можете это прокомментировать?

- Не могу назвать такие слухи иначе, как глупостями. Для них нет никаких оснований, никто в мире не станет такое создавать. Это природа, и такие вещи в ней периодически повторяются. Ничего принципиально нового здесь нет.

Конечно, когда люди напуганы, они ищут объяснение. Ищут ответ на вопрос «Почему это происходит?» Пациенты часто говорят докторам: «Почему заболел именно я, я же делал все правильно?» Но болезнь не наказание, это нормальный природный процесс. Но мы должны его контролировать и ограничивать, чтобы жить лучше и защитить как можно больше представителей уязвимых групп населения.

- 11 марта, ВОЗ признала инфекцию коронавируса пандемией. Что это означает? Какие практические меры за собой повлечет?

- «Пандемией» в эпидемиологии называется болезнь, которая распространилась на очень большую территорию: на несколько стран или на весь мир. И действительно, сегодня затронуто уже 114 стран, хотя большинство случаев заболевания отмечено в четырех. Причем в двух из них — Китае и Южной Корее — мы видим, что эпидемия практически взята под контроль. Это говорит нам о том, что с помощью решительных всесторонних действий и мер распространение болезни можно остановить.

Еще 29 февраля ВОЗ повысила уровень риска распространения SARS-CoV-2 до «очень высокого», максимального из возможных. Это уже стало важнейшим сигналом тревоги для всех стран мира. Признание факта существования пандемии в практическом плане ничего принципиально не меняет. И конечно, это не повод для паники.

Правительства и органы здравоохранения всех стран должны продолжать принимать меры, чтобы замедлить распространение инфекции. Тогда у нас будет меньше больных, меньше нагрузка на больницы и врачей, и мы сможем лечить тех, кто уже заболел, более эффективно.

- В чем основные сложности борьбы с глобальной эпидемией?

- В первую очередь, это сложная логистическая задача. Практически военная, потому что речь идет о войне с вирусом. На нее нужно бросить больше больничных площадей, врачей, персонала, оборудования и материалов. Китай вложил в это, я думаю, уже более $50 млрд, и смог отреагировать достаточно быстро.

Другой аспект — многие заразившиеся люди не сразу это понимают. Они могут чувствовать усталость, кашлять и сморкаться, но думать, что это обычная простуда. И вот здесь важно не обвинять больных людей в том, что они распространяют болезнь. Это очень неправильный подход, которым грешат многие СМИ. Знаю, они делают это не специально, но это приносит большой вред. Не люди опасны, а вирус опасен. Людям нужно помогать, делать так, чтобы они не пытались скрывать свою болезнь от себя и других, чтобы они полностью следовали всем предписаниям и рекомендациям служб здравоохранения, даже если они думают, что «со мной этого не может случиться».

В отчете по Китаю ВОЗ признала меры, принимаемые там, эффективными. Но в то же время они были весьма жесткими: например, людей серьезно ограничивали в передвижениях. Наверное, не каждая страна к этому готова?

Если существует серьезная угроза общественному здоровью, правительство вправе принимать меры, ограничивающие базовые права людей — такие, как право на свободное передвижение. На ограниченное время, с максимальным уважением к человеческому достоинству и личности. Конечно, на период карантина людям должно быть обеспечено максимально высокое качество жизни — но не ожидайте, что это будет отель Ritz. Ни одна страна не сможет себе такого позволить, нужно быть реалистами.

Меры, которые принимались и принимаются в Китае, беспрецедентны по масштабу. Но они дали миру два месяца, чтобы подготовиться. Если бы не это, эпидемия приняла бы сейчас гораздо бОльший размах. В конце января — начале февраля в Китае регистрировалось в среднем несколько тысяч новых случаев заражения коронавирусом в день. Заболевших попросили оставаться дома, и это сработало. Сейчас этот показатель снизился до 150. В основном, люди сейчас заражаются внутри семей при близком контакте.

Так что, я думаю, ни в какой стране сейчас не должны говорить: «Мы не готовы к таким строгим мерам». А если бы это была чума? Тогда люди сами сидели бы дома, и сопротивлялись бы любым попыткам вытащить их на улицу.

Конечно, всегда есть люди, которые скажут: «Я не хочу сидеть в карантине две недели! Прошло 12 дней, я чувствую себя нормально, почему вы продолжаете держать меня взаперти?» Потому что известно, что средний инкубационный период продолжается 14 дней. И нужно два негативных результата теста, с интервалом в 24 часа, чтобы сказать: «Да, у вас нет вируса». Врачам приходится быть строгими, потому что выпустить из карантина носителя вируса значит пустить всю проделанную работу насмарку.

У многих есть пожилые родственники, и вы можете заразить свою бабушку смертельной болезнью. Или бабушку кого-то другого. Это вопрос общечеловеческой солидарности. Кроме того, во время каждой передачи вируса от человека к человеку он может мутировать и приобрести новые опасные свойства — а мы все этого, конечно, не хотим.

Я думаю, правительство любой страны должно быть достаточно решительным, чтобы принимать все возможные меры для предотвращения распространения коронавируса. И, конечно, информировать население, работать с ним. Спасая физическое здоровье людей, важно также не забывать и о душевном. Страх перед изоляцией — это нормально. Опыт, который люди получают сейчас, отразится на их отношении к возможным мерам в будущем, и на уровне их доверия к системе в целом. ВОЗ составляет рекомендации по этому поводу, и я поддерживаю постоянный контакт с российским Минздравом, чтобы они немедленно их получали.

Наверх