Черниговщина после русской оккупации: «Сделать так, чтобы от россиян не осталось и следа»

Источник:  antikor.com.ua  /  10:47, 16 Июня 2022

Этот репортаж — о самоорганизации украинцев и помощи тем, кто нуждается в этом больше всего

Два месяца назад ВСУ освободили оккупированные россиянами Лукашовку и Ягодное в Черниговской области. Большинство домов в этих селах были разрушены до основания.

В настоящее время волонтерская инициатива Repair Together из Киева приезжает в села в деревни Черниговщины и помогает людям справляться с последствиями войны и восстанавливать разрушенные дома.

Этот репортаж hromadske — о самоорганизации украинцев и помощи тем, кто нуждается в этом больше всего.

Киевские волонтеры из инициативы Repair Together помогают жителям села Лукашовка

Чтобы от россиян не осталось и следа

Возле сгоревшей во время этой войны Вознесенской церкви в Лукашовке останавливаются два автобуса. Они заполнены молодыми людьми — около 100 волонтеров приехали на толоку — разбирать разбитые в селе дома. Это вторая их вылазка в Лукашовку, до этого они работали в Ягодном.

Молодежь берет инструменты — лопаты, грабли и прочие инструменты — и собирается возле церкви. Два месяца назад россияне использовали храм в качестве штаба и хранили здесь все боеприпасы. Теперь она служит базой (точкой сбора) для людей, приехавших убирать за оккупантами. Организаторы делят волонтеров на группы, которые будут сегодня работать в четырех наиболее поврежденных домах. Остальные идут работать на тракторах. Все расходятся по своим местам.

Возле церкви — улица с самыми изуродованными от снарядов домами. В апреле здесь все было устлано досками от заборов, обломками крыш и окон. Сейчас улица выглядит более опрятно, хотя работы с восстановлением домов у жителей села еще немало.

Ирина с улыбкой встречает ребят, которые пришли ей помочь. Весной, когда россияне оккупировали Лукашовку, во двор Ирины упали несколько снарядов. Первый частично повредил дом — выбило окна и снесло крышу. Тогда россияне забирались в дом и брали все, что видели. Второй снаряд разрушил дом до основания, сгорели машины. Третий попал в сарай. Уцелел только погреб, в котором укрывалась семья Ирины и ее соседи.

Ирина вместе с волонтерами стоит возле одной из обугленных машин, они обсуждают дальнейший план действий: «На этот раз будем перебирать и переносить целый кирпич из дома в разрушенный сарай. Построим с мужем из этих кирпичей времянку».

Ирина, жительница Лукашовки, чье жилье было разрушено оккупантами

Кто-то из группы подает идею: выстроиться в колонну от дома к сараю и передавать друг другу кирпичи. Последний человек в колонне складывает их в ровную кучу, выстраивая у сарая стенку. Из колонки, которую принес кто-то из волонтеров, начинает раздаваться «Ой у лузі червона калина», девушки тихо подпевают, и через несколько минут мы в темпе музыки передаем друг другу кирпичи.

«Какие золотые дети!» — восхищаются местные бабушки, собравшиеся на лавочке напротив посмотреть волонтеров. Вместе с нами убирает и стендапер Василий Байдак. Он на толоке уже второй раз.

«Важно участвовать не только донатами ВСУ, но и помогать физически. По-моему, это помогает не только людям, которые пострадали, но и вам лично, потому что такая работа успокаивает. К тому же, у нас есть возможность убрать все так, чтобы от россиян не осталось и следа», — говорит Вася.

Через час делаем небольшой перерыв. Солнце обжигает нам плечи и носы. Все намазываются кремами, чтобы не сгореть, и обливаются спреями от насекомых. В этом году в Лукашовке их очень много. Ирина теперь подробнее рассказывает, как изменилась их жизнь после нашей апрельской встречи. Муж и сын работают в Чернигове, а она живет у соседки и возделывает огород, чтобы осенью был урожай.

«Скоро муж пойдет в отпуск, чтобы мы могли построить хотя бы времянку. Мы поставим там маленькую печку, туалет будет на улице, но нам нужно как-то перезимовать. Сейчас волонтеры помогают разбирать мои “хоромы”, и жизнь понемногу улучшается. Не знаю, как будет дальше и когда мы сможем отстроиться, но то, что нам помогают, очень улучшает настроение», — говорит Ирина.

Стендап Василия Байдака в Лукашовке

Не ждать помощи от государства, а сделать самим

Во второй половине дня возле церкви пахнет жареными куриными крылышками — организаторы готовят обед для волонтеров. После работы под открытым небом аппетит разгуливается хорошо, и нос остро чувствует ароматы, доносящиеся с базы.

Саша, один из организаторов, рассказывает нам, что начинались вылазки с небольшой компании друзей, решивших помогать пострадавшим от войны. Выбрали Ягодное, потому что через разрушенный мост доехать туда проще из Киева, чем из Чернигова.

«Большинство организаций берутся сразу за полностью разрушенные дома, а сейчас началось лето, дожди — и люди уже нуждаются в помощи. А ждать от государства, пока оно придет и починит, придется еще некоторое время. Мы решили, что можем это сделать сами. Это небольшие деньги», — объясняет Саша.

Эта толока уже четвертая. Она, как и прошлая, длится два дня. На ночь волонтеры разбивают палаточный городок. Последние два толоки собрали рекордное количество людей — до сотни. Следующий выезд организаторы планируют через неделю-две. На пятую толоку хотят собрать около двухсот волонтеров.

— Как местные отреагировали, когда вы приехали к ним впервые помогать? — спрашиваю я Сашу.

— Они не очень понимали, что происходит, почему мы убираемся у них во дворе. А потом познакомились и начали дружить. Одна из женщин сегодня передала нам домашние консервы на обед.

Когда в Лукашовке завершится уборка, организаторы будут вставлять окна. А потом переместятся в другие поселки, требующие восстановления. Кроме того, говорит Саша, в планах — организовать небольшие ярмарки в селах, где бы местные жители могли продавать домашние продукты, чтобы заработать.

Киевские волонтеры из инициативы Repair Together помогают жителям села Лукашовка

«Прятались за женскими юбками»

Обед завершается, и все возвращаются к работе. Мы продолжаем прогуливаться по селу. Группа волонтеров заходит в дом, часть которого полностью разрушена — ни крыши, ни стен с левой стороны.

Снаружи видно, что внутри дома. 70-летняя Татьяна подметает пол, пока волонтеры разбирают кирпич от разрушенных стен.

«Я была в другой части дома, когда прилетело. Не поняла сначала, что происходит, только вижу — из той части комнаты летит песок. Всю жизнь строили, собирали на что-то, а они такое натворили», — говорит Татьяна. У нее во дворе до сих пор остаются вырытые россиянами окопы, а возле забора выстроено из кирпича что-то вроде блокпоста.

«Соседка пришла однажды и говорит: “Вот ты так красиво кирпич положила”. Ага, делать мне нечего, — сердится Татьяна.

— Они (россияне, — ред.), как говорится, за женскими юбками прятались: сидели с нами в погребах, ставили у домов технику свою». Без сопровождения россиян шагу нельзя было сделать, говорит Татьяна.

Пока церковь была цела, они сопровождали женщин даже туда. В общем, чувствовали себя хозяевами: у жителей Лукашовки воровали драгоценности, а у Татьяны забрали одеяло, которое она купила на день рождения внучке в качестве подарка. «Один спрашивает меня, хочу ли я в россию.

А я ему: “Видела я вашу россию, у меня там сестра на севере жила, ни одного нормального города нет. Наша Украина намного лучше», — пересказывает диалог с оккупантом женщина. Татьяна, как и большинство жителей Лукашовки, переживает, как будет зимовать в таком разбитом доме. Более-менее уцелела одна комната, но и в ней разбиты окна и двери.

70-летняя Татьяна в своем разрушенном доме

«Хотел бы видеть именно такую Украину, где каждый за каждого»

45-летний Алексей приехал помогать в Лукашовку, хотя и сам сильно пострадал от войны. Его село Нижняя Дуванка попало под оккупацию в 2022 году. Дочь пришлось вывозить через Россию и Латвию в Польшу. Таких, как Алексей, в Луганской области называют новыми переселенцами. Старые — те, что выехали из региона после 2014 года.

«Я увидел объявление, что нужны волонтеры в Бородянку. Сел на поезд, приехал в Киев, нашел волонтерские группы в телеграме и уже два месяца помогаю убирать в разных селах. В общем, я воспринимаю это все как что-то временное, что я помогаю людям, живу в хостелах, не ищу работу, потому что я надеюсь в ближайшее время вернуться к себе домой», — говорит Алексей.

45-летний Алексей, который сейчас волонтерит в Лукашовке

В этой группе мы знакомимся с Юлей. Она, как и Алексей, волонтерит уже не в первый раз. С начала широкомасштабной войны пытается участвовать в разных инициативах. На этот раз приехала на толоку.

«Я всегда любила Украину, а сейчас это большая рана, и каждая история — как своя. Хочется быть рядом, чтобы разделить горе с людьми. И если мы можем помочь физически, то почему бы это не сделать?» — объясняет Юля.

На толоке, говорит она, можно встретить единомышленников, неравнодушных людей, с которыми лучше держаться вместе: «Я хотела бы видеть именно такую Украину, где каждый за каждого. Если в твой дом прилетит, придут люди и помогут. Тебе не надо за ними потом бегать и пытаться всучить деньги, они примут простое спасибо».

Именно это и есть стратегическая цель проекта, говорит организатор Саша. Тем временем первый день толоки подходит к концу. Мы прощаемся с местными и едем ночевать с палатками в Ягодное. Вечером садимся у костра, нанизываем на палки зефир и рассказываем истории из довоенной жизни.

Автор: Ксюша Савоскина; hromadske
Больше информации на портале Антикор: https://antikor.com.ua/articles/552925-chernigovshchina_posle_russkoj_okkupatsii_sdelatj_tak_chtoby_ot_rossijan_ne_ostalosj_i_sleda

Наверх